Войти Регистрация

Войти

Логин
Пароль *
Запомнить меня

Зарегистрироваться

Поля отмеченные (*) обязательны
Ваше имя
Логин
Пароль *
Повторить пароль *
Email *
Повторить email *

Днестровская паромная переправа

Днестровская паромная переправа создана в 1840-ом году с целью перевозки Бессарабской соли и более быстрой доставки пассажиров через Днестровский лиман. Идея переправы из Аккермана в Овидиополь возникла двумя годами ранее - в 1838-ом году, однако еще в 39-ом М. Надеждин переправлялся в этих местах на одном из четырех парусных кораблей (два принадлежали Овидиополю, два – Аккерману).

В течении 1839-го года архитектор Ф.К. Боффо (1780-1867), гидротехник Черноморского Адмиралтейского управления инженер Б.В. ван-дер Флис (1762-1846) и поручик Гатцук восстановили пристани в обоих городах и построили конторы, а в Аккермане - склады для угля. 

В начале марта 1840-го года между Овидиополем и Аккерманом стал курсировать пароход "Граф Воронцов", у которого уходил ровно час на переход между портами.
В марте 1846-го на линию стал пароход «Днестр». «Граф Воронцов» еще какое-то время курсировал между Овидиополем и Аккерманом, но вскоре его вывели из эксплуатации.
«Днестр» совершал перевозки до 1851-го года, до прихода нового судна под старым названием «Граф Воронцов». Во время Крымской войны 1853-1856 годов оба судна передали Новороссийской пароходной экспедиции, после чего корабли перешли в компанию «Российское общество пароходства и торговли» (РОПиТ, 1857), хотя «Днестр» еще несколько месяцев обслуживал переправу. В 1860-1970-х на переправе работал пароход «Болтун» (двигатель 52 л/с; водоизмещение 82 тонн; средняя скорость 5 узлов, грузоподъемность 2000 пудов; мог перевозить до 200 тыс. пудов на двух и даже трех баржах). Путь в 9 верст покрывалось судном за час; с баржами - больше часа. При Аккермане находилось до 10 барж; кроме этого в Овидиополе работало до 15-ти небольших частных суден разных размеров для перевозки пассажиров (от 20 до 60 человек). Зимой переправлялись по замерзшей воде. Позднее возле Каралино-Бугаза пассажиров забирали и высаживали на берег из лодок из-за мелких глубин. Здесь пароходы с осадкой 20 футов останавливались в 2-3 верстах от берега, а с 12-футовой осадкой – за 1-2 версты. До наступления морозов переправу осуществлял пароход с 10-ю баржами. После строительства в регионе сети железных дорог (с 1865 года), Овидиопольский порт стал утрачивать роль торгового, хотя переправа действовала и пассажирская и гужевая еще до 1960-х (с перерывом с 1918 до 1940).

Во второй половине августа 1792-го года Ф.П. де Волан вместе с В.В. Каховским осмотрели места сооружения Аджидерской и двух днестровских крепостей, чтобы сопоставить оба проекта, разработанные в Санкт-Петербурге, с конкретной ситуацией на местности. В проекте Аджидерской крепости, который стоил около 190 тысяч рублей, были внесены незначительные коррективы. Это дало возможность В.В. Каховскому поднять вопрос о досрочном начале работ и создании для их организации специальной экспедиции, а также о финансировании и обеспечении людьми.

Уже в 20-х числах августа 160 солдат, откомандированные генерал-поручиком И.М. Толстым, начали строительство крепости в Аджидере. А еще через месяц, по рескрипту императрицы от 25 октября 1792-го года, начала действовать специальная "Экспедиция для сооружения приграничных крепостей", начальником которой назначили инженера-подполковника Ф.П. де Волана. Однако масштабное строительство крепостей началось позднее, потому что командующим всех войск на Юге России был назначен генерал-аншеф, граф А.В. Суворов (10 сентября). Экспедиция подчинялась непосредственно ему, а это означало, что строительство крепостей и других объектов на новых территориях перешло от гражданской администрации к военному командованию. Через две недели граф получил личное поручение императрицы - осмотреть все берега и границы на юге и доложить, "как обезопасить их против неожиданного вражеского нападения", после чего он должен был прибыть на берег Днестра. Однако, некоторые исследователи, опираясь на фразу полководца "пункты (строительства) мне давно знакомы и осматривать их лично у меня не хватает времени", высказывают сомнение в том, что А.В. Суворов зимой 1792-1793 годов лично посещал Аджибей и Аджидер. Однако опубликованные воспоминания Ф.П. де Волана опровергают такое допущение. В них сказано, что инженер вместе с Суворовым дважды побывали в Аджидере и Аджибее - в январе 1793-го и в мае 1794-го годов. После первого посещения в некоторых проектах крепостей Ф.П. де Волана появились изменения, направленные, в первую очередь, на удешевление строительства. Однако, это не дает основания популистским мыслям о том, что якобы А.В. Суворов был автором проектов и сам выбирал места строительства названных крепостей. Как бы ни было, а планы работ, рассчитанные на два года, были утверждены Екатериной II в апреле, а уже в июне 1793-го года одновременно началось строительство всех объектов. Официальным днем основания крепости в Аджидере традиционно считают 15 июня 1793 года. Эту дату отметили П.М. Ефремов и А.В. Станулионис, однако без обращений к источникам столь важной для нас информации. Позднее В.И. Тимофеенко назвал другой день - 28 июня, однако он, скорее всего, просто перевел известную дату на новый стиль, допустив при этом ошибку. 

Думаем, настало время окончательно определиться с датой, которую современный Овидиополь официально признал своим днем рождения. Без всяких сомнений - это 25 июня по старому или 6 июля по новому стилю.

Теперь вернемся к А.В. Суворову, поскольку вышеупомянутыми командировками его визиты в Аджидер не ограничились. Видимо, что он хоть еще один раз, а именно 30 августа 1793 года, был проездом в Аджибее, и не исключено, что эта остановка состоялась по дороге в Аджидер или Тирасполь, или на обратном пути в ставку в Херсоне. Кроме этого, он намеревался приехать в Приднестровье в начале марта 1793-го года, чтобы разобраться по факту грабежей казаками и военными подразделениями арнаутских команд молдавского населения на правом (Турецком) берегу Днестра.

Работами по строительству Аджидерской крепости руководил на месте инженерный офицер Е.Х. Ферстер, при этом известно, что всему составу Экспедиции для строительства приграничных крепостей, исходя из большого количества объектов и огромной нагрузки, по указу Екатерины II выплачивалось двойное жалованье.

Благодаря проекту Ф.П. де Волана и В.И. Тимофеенко, который лично ознакомился со многими планами Аджидера тех времен (которые сохранились до сего дня в Санкт-Петербурге), мы можем очень точно представить как выглядела крепость. Она спускалась к берегу лимана тремя укрепленными террасами. Верхняя часть крепости площадью 12,3 десятин вместе с гласисом напоминала по форме прямоугольник с двумя угловыми бастионами. В середине стояли одна напротив другой казармы, арсенал, гауптвахта и дом офицеров. Между ними - площадь для парадов. Исходя из реконструкции гауптвахты, много строений Аджидерской крепости были одноэтажными.

Началось строительство, так сказать, вахтенным методом, поскольку после 20 сентября 1793-го года большинство солдат четырех батальонов Алексопольского и Троицкого полков разместили на зимние квартиры. В том же году пограничную линию от Очакова до Ягорлыка по Черному морю и Днестру взяли под охрану казаки Екатерининского войска, в том числе и упомянутым полком И. Иловайского, штаб-квартира которого располагалась в Парканах. На охрану объектов Аджидера заступила рота 3-его батальона Бугского егерского корпуса, а еще 100 екатеринославских казака собирали на берегу деревянные колоды из плотов, сплавленных по Днестру.

Весной 1794-го года строительство не только возобновилось, но и значительно ускорилось из-за угрозы новой войны с Турцией. В мае к работам в Аджидере присоединились два батальона Бугских егерей, позже подошло 36 понтонов для переправ через днестровские горловины на случай боевых действий. В тоже время охрану этого участка границы обеспечивали казаки екатеринославских полков И.Д. Иловайского и И.И. Платова. Вышесказанное не позволяет согласиться с И.О. Анцуповым, который считает, что охрана границ от Ягорлыка до Очакова с 1793-го до 1800-го годов была поручена исключительно казакам Бугсково войска.

В июле 1795-го года Аджидер уже располагал несколькими пушками тяжелой артиллерии, доставленными из Аджибея, перекинутых туда из распущенной Днепровской оборонной линии. К приему кораблей готовились две пристани, которые стали основой Аджидерского порта. А уже 21 сентября 1795-го года над крепостью взвился императорский штандарт, поднятый в праздничной обстановке лично адмиралом Й.М. де Рибасом, хотя отдельные работы по завершению строительства зданий длились до 1800-го года. Успешное завершение новых южных крепостей от Тамани до Тирасполя было отмечено специальным указом Екатерины II от 4 декабря 1795-го года. В нем отдельно была подчеркнута роль основателя нового Аджидера - инженера-полковника Ф.П. де Волана, который был удостоен одноразовой премии в сумме 10000 рублей, получивший к тому же дополнительные "столовые деньги" из расчета 100 рублей в месяц за весь срок проведения работ.

Следует обратить внимание, что в документах 1793-1794 годов в Аджидере упоминался военный магазин, в котором хранилось большое количество продовольствия. В январе 1793-го года - 6598 четвертей муки и 639 четвертей различных круп; в феврале 1794-го года - 6550 четвертей муки и 862 четверти круп. В целом этот магазин был рассчитан на 16-17 тысяч четвертей (то есть около 2350-2500 тонн).

Исходя из вышеперечисленного Аджидер приобрел весомое военно-стратегическое значение как крупная крепость на границе с Турцией. С 1795-го года здесь базировался многочисленный гарнизон, стояло несколько кораблей Черноморского флота, действовали подразделения пограничного караула. Только после победы России над Турцией 1806-1812 годах и перемещении границы на Нижний Дунай город утратил стратегический статус, и в 10-ых годах XIX века крепость и ее инфраструктуру расформировали.

Параллельно с крепостью строился и купеческий город. Отправной точкой для постройки стали два указа Екатерины II, датированные июлем 1794-го года, о создании в Аджидере и Аджибее таможни и карантина для заграничной торговли. Карантин, обнесенный забором, уже в следующем году стоял на берегу Днестровского лимана в самой горловине балки, рядом с нижней пристанью. Он состоял из двух корпусов - для купцов, которые прибыли из-за границы, и двух складов для импортных товаров. Рядом с карантином были расположены матросские казармы. Проектирование этих сооружение и кварталов нового города в Аджидере вновь взял на себя Ф.П. де Волан. В 1794-ом году он разработал еще один, более детальный план обустройства города (первый был датирован 1792-ым годом), который лег в основу нынешнего Овидиополя. По форме город представлял собой прямоугольник, который тянется вдоль линии лимана с юга на север на площади 40 десятин. За проектные модули Ф.П. де Волан взял квадратные кварталы, длина сторон которых составляла 60 саженей (126 метров).

Улицы по ширине достигали 15 саженей (31,5 метров). Вместо одного из центральных кварталов крайнего прибрежного ряда предусматривалась площадь с церковью. Уже в 1797-ом году вся эта площадь была застроена, поэтому в следующем году появился новый проект неизвестного автора. В целом он развивал идею предыдущего плана, однако площадь застройки он увеличил на 100 десятин благодаря нарезке двух новых рядов кварталов на юг, и двух на запад. Центральную площадь в связи с этим переместили чуть дальше от лимана, на территорию четырех неполных квартала на левой окраине балки. С этого времени Аджидер создавался по планам знаменитых инженеров, поэтому ему были заданы формы современного европейского города. Поэтому утверждения краеведов, что "Овидиополь застраивался без какого-либо плана. От крепости улицы разбегаются в разные стороны, каждый строил дом как хотел или как позволяли обстоятельства" следует считать недоразумением.

Почти в тоже время Аджидер получил свое современное название - Овидиополь. Впервые оно прозвучало в указе Екатерины II Сенату "Про установление Вознесенской губернии" от 27 января 1795-го года. Интересно, что этом же документе впервые упомянуто и современное название Хаджибея - Одессы. Правда, К. Смольянинов в свое врем написал про то, что оба названия встречаются чуть раньше - в заголовке рескрипта от 10 января об утверждении штатов запасных соляных магазинов, но он не опубликован.

В 1795-ом году в Овидиополе развернулось строительство гражданских сооружений, в том числе упомянутого соляного магазина, рассчитанного на 800 тысяч пудов - более 13 тысяч тонн, и хлебного - на 35 тысяч четвертей - 5,2 тысяч тонн. Их, также, строили по проекту Ф.П. де Волана. На конец года они стояли уже заполненные. Соль в Овидиополь и Одессу же возили с крымских соляных озер специальными судами. Для пополнения флота была в срочном порядке построена верфь (Екатеринославско-Днепровская корабельня) на острове Хортица на Днепре. А в Овидиополе для свободного прохода крупных военных кораблей и торговых транспортов в лимане проложены и углублены пути и созданы специальные службы для наблюдения за судоходством в низовье Днестра.

Уже в 1794-1795 годах Овидиополь становится важным купеческим и торговым городом международного значения. В нем процветает транзитная торговля с Аккерманом через обновленную переправу через лиман, а также развивается днестровская и черноморская торговля. Заметим, что в те годы Овидиополь еще ни в чем не уступал Одессе. Об этом свидетельствуют данные о количестве населения. Исходя из них мы знаем, что в декабре 1793-го года в Аджидере в 66-ти дворах проживало 265, а в Аджибее лишь 28 человек. В мае 1795-го года эти цифры составляли относительно 212 (по другим данным 266) и 140 человек.

Наши группыvk facebook tw tube rss google1111 odniklassniki

Видео

Популярное